Николо-Перервинский монастырь  
 
 
 
Календарь


 
 

Виртуальный тур по семинарии.



Оказать помощь монастырю


 


 



Память священномученика Владимира (Богоявленского)Попущением Божьим в наш век было воздвигнуто на Руси гонение на Церковь Христову. Вновь, как в древние века, свидетельствуя о победе Христово полилась кровь мучеников.

Невозможно исчислить всех новомучеников Церкви Российской 20 века.

Первым священномучеником в архиерейском сане в новую эпоху гонений стал митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). Он с духовным величием и простотой утвердил в своём архипастырском служении замечательное единство праведной жизни и мученической кончины, свидетельствуя о вере Христовой "даже до смерти". Своё земное служение Богу и Церкви он завершил 7 февраля (25 января ст. ст.) 1918 года в граде Киеве - колыбели христианства на Руси, взойдя здесь на свою Голгофу.

В сознании церковного народа пострадавшие в годы гонений на “ Русскую Православную Церковь епископы, клирики и миряне совершили подвиги мученичества и исповедничества. Наименование их "новомучениками российскими" вошло уже в широкое употребление.

Среди новомучеников российских, пострадавших в XX столетии, в сознании церковного народа ярким светильником сияет имя митрополита Киевского Владимира.

Митрополит Владимир (+ 1918) занимал последовательно все три важнейших кафедры Русской Церкви: Московскую, Петебургскую, и Киевскую, за что своими почитателями был назван "всероссийским архипастырем". Знаменательно то, что своё земное служение Богу и Церкви он завершил 25 января 1918 года, вскоре после избрания на восстановленный Патриарший Престол святого Тихона, в городе, который явился колыбелью христианства на Руси, знаменательно и то, что он соименник Крестителя Руси, первым из российских архипастырей взошёл на Голгофу, когда на Русскую Церковь обрушились гонения.

Первый из священномучеников Русской Церкви в архиерейском сане новейшего времени митрополит Киевский и Галицкий Владимир в миру именовался Василием Никифоровичем Богоявленским. Он родился 1 января 1848 года в семье благочестивого священника села Малая Морошка Моршанского уезда Тамбовской губернии.

Закончив Тамбовскую семинарию, Василий Богоявленский отправляется в Киев, где в 1870 году поступает в Духовную Академию. Нет сомнения, что Киевские святыни оказали большое влияние на благочестивого юношу. По окончании Академии в 1874 году, В.Н. Богоявленский получил скромное назначение преподавателем в родную Тамбовскую семинарию. 31 января 1862 года Василий Никифорович был рукоположен во священника и определён к соборной Покровской церкви города Козлова. Став благочинным в 1883 году, отец Василий был истинным отцом для козловского духовенства. Снискав общую любовь, отец Василий в ней нашёл для себя и утеху от тяжкого горя - потери жены и ребёнка. И во имя этой любви отдаёт всего себя на служение церкви, принимая иночество с именем Владимира. Постриг состоялся 8 февраля 1886 года. Уже на следующий день иеромонах Владимир был возведён в сан архимандрита и назначен настоятелем Троицкого монастыря в том же городе Козлове.

Через два года с небольшим архимандрит Владимир был назначен викарием Новгородской епархии в сане епископа Старорусского. Хиротония состоялась в Александро-Невской лавре 3 июня 1888 года.

19 января 1891 года Преосвященный Владимир был назначен епископом Самарским. И именно здесь, в Самаре, с особенной силой энергичная и самоотверженная деятельность Владыки проявилась в дни народных бедствий. Именно в это время в Самарской губернии разразился голод, но, по милосердному Промыслу Божию, Самаре был послан такой архипастырь, который делал всё, что возможно для облегчения положения. Владыка рассылал повсюду воззвания о по­мощи, обращался в Петербург, посылая туда образцы "голодного хлеба", о чем вспоминал, между прочим, известный адвокат Кони. "Он и тогда, более двадцати пяти лет тому назад, - вспоминал епископ Серафим,- для блага народного, в известные холерные бун­ты, когда власть терялась, первым пошёл к народу с крестом в руках, вразумляя народ, призывая к молитве и благоразумию, - первый обошёл холерные бараки, благословляя больных и призывая к молит­ве, к подвигу служения больным - здоровых".

18 октября 1892 года Преосвященный Владимир был назначен экзархом Грузии с возведением в сан архиепископа Карталинского и Кахетинского. Само назначение его на такой ответственный церковно-административный пост, как грузинский экзархат, стояло в тесной связи с успешной архипастырской деятельностью в Самаре, заметно выделившей его из среды всего русского епископата. Службы, проповедничество, братства, миссионерские вечерни, внебогослужебные собеседования, издательство, расширение церковной печати - вот что главным образом привлекало внимание и заботы экзарха.

Назначение высокопреосвященного митрополита Владимира в Москву состоялось 21 февраля 1898 года. Служение на Московской кафедре стало как бы апогеем архиерейского служения митрополита Владимира. Здесь, на кафедре великих святителей московских, в самом центре России, во всей полноте раскрылись его дарования. Здесь по промыслу Божий он провёл наиболее долгое время своего служения, посвятив московской пастве четырнадцать с половиной лет.

Управляя Московской епархией, митрополит Владимир часто посещал Николо-Перервинский монастырь. 11 июля 1904 года в Николо-Перервинский монастырь была из Иверской часовни привезена чудотворная Иверская икона. Тогда же в обитель прибыл митрополит Московский. После Божественной литургии состоялась закладка нового громадного собора в честь иконы Божией Матери Иверская. 8 сентября 1908 году митрополит Владимир с епископами Трифоном, Евдокимоми Тихоном, тринадцатью архимандритами и другим духовенством освятил Соборный храм.

23 ноября 1912 года митрополит Владимир был назначен на Санкт-Петербургскую кафедру.

Во время его пребывания в Петербурге против Владыки ополчилась группа лиц, которая приобрела тогда преобладающее влияние на направление церковно-общественной жизни в русском государстве. Свойственные митрополиту Владимиру прямолинейность и твёрдость поведения вызывали порой против него раздражение, известен случай, когда митрополит Владимир просил личной аудиенции у Государя Императора Николая Александровича, на которой изложил своё мнение относительно отрицательного влияния при Дворе деятельности Распутина... Кончилось тем, что Владыка попал в немилость и был удалён из Петербурга под видом почётной ссылки в Киев.

При назначении митрополита Владимира в Киев за ним было сохранено звание первенствующего члена Священного Синода и соединённые с этим званием права. 22 декабря 1915 года митрополит Владимир приехал в Киев для официального вступления в управление новой своей епархией, с которой он был связан давними узами, как питомец Киевской духовной Академии. Киевская паства окружила своего нового первосвятителя искренним сочувствием, видя и ценя в нём опального и гонимого за правду архиерея.

Киевский период в архиерейском служении митрополита Владимира был самым тяжким и самым мучительным. Начало революции и гражданской войны застало семидесятилетнего старца-митрополита в городе, которому суждено было стать российской Голгофой - так много невинной христианской крови пролилось здесь. Первой жертве среди миллионов невинно убиенных стал Святитель Владимир.

В восьмом часу вечера 25 января (7 февраля) 1918 г. пятеро вооруженных людей во главе с человеком в кожанке вели по Лавре пожилого монаха в белом митрополичьем клобуке, тихо напевавшего про себя слова молитв. Когда, подойдя к углу Успенского собора, солдаты закурили папиросы, митрополит, обратившись к храму, стал усердно молиться. Дойдя до экономических врат, он снова остановился и, перекрестившись, поклонился надвратной иконе святителя Николая. Привратник, монах Софроний, открыл обе половинки ворот, пропуская митрополита и его убийц, скрывшихся в ночной тьме.

Через несколько минут два лаврских монаха, стоявших во дворе и делившихся между собою впечатлениями от увиденного, услышали сначала четыре, а через полминуты – еще два выстрела. После первых выстрелов один из них сказал другому: «Это владыку расстреливают». Подошедший к ним в это время третий монах заметил: «Для убийства столько выстрелов слишком много…» Этим обсуждением и ограничилось участие лаврской братии в судьбе своего священноархимандрита. Братию не насторожило и то, что через 10–15 минут от Успенского собора к экономическим вратам Лавры стремительно двинулись 12–15 солдат с фонарями, посланные красным комендантом по просьбе наместника, сообщившего ему о пленении митрополита неизвестными лицами. Один из подбежавших (заместитель коменданта) спросил монахов: «Батюшки, провели митрополита?» Монахи ответили: «Провели, за ворота». Выбежав за ворота, солдаты через 15–20 минут возвратились обратно. На вопрос монаха, нашли ли они владыку, один из матросов ответил: «Нашли, так всех вас по одному повыведем». Тело священномученика митрополита Владимира оставалось на месте убийства до утра, пока (примерно в 9 часов) не было обнаружено посторонними мирскими людьми, сообщившими в Лавру о трагедии, происшедшей накануне у ее стен. После этого, получив у красных властей разрешение и пропуск, лаврский архимандрит Анфим в сопровождении четырех санитаров с носилками отправился к месту убийства и под оскорбительные выкрики разъяренной толпы вооруженных рабочих и солдат перенес тело в Лавру. Медицинское освидетельствование зафиксировало несколько огнестрельных ран, из которых две – в висок и в грудь (разрывными пулями) – были смертельными, и многочисленные удары штыками – в живот, в затылок, в область рта. Враг рода человеческого мстил святителю, бывшему выдающимся церковным оратором, направляя удары убийц на уста, долгие годы проповедовавшие Слово Божие и безстрашно обличавшие порок, где бы он ни гнездился.

Так принял мученическую кончину архиерей, вся жизнь которого была пронизана сраспинающим его Христу Спасителю чувством ответственности за вверенные ему клир и паству. Сам он не искал архиерейства, но, приняв его как промыслительно предуготованный Господом крест, был он, как ранее говорили о другом великом святителе Филарете Московском, «епископом с утра до вечера и от вечера до утра» (Флоровский Георгий, прот. Пути русского богословия. – Вильнюс, 1991. – С. 182),  что сообщало ему особую мученическую безкомпромиссность и твердость. «Суть, смысл и цель ига архиерея – ежедневного мученика-исповедника, но не администратора над епархией», – говорил, пройдя сквозь страшный опыт ХХ века, великий исповедник христианской веры, прозорливый старец иеросхимонах Сампсон (Сиверс) (Старец иеросхимонах Сампсон. Исповедник нового времени. – С. 30). Неверно и неразумно желать архиерейства как власти над клиром и пасомыми, необходимо принять его как крест стража и, более того, заложника за единство и чистоту веры «малого стада», призванного первым ударить в набат при приближении волков и первым погибнуть за пасомых. Именно такая позиция лежала в основе долгого архиерейского служения владыки, год от года становившегося все более трудным, и именно она позволила Господу поставить его на первое место в длинной череде новомучеников и исповедников российских, дабы он первым пострадал за Христа в страшный момент, когда значительная часть соблазненного народа сошла с путей Божиих. «В жизни почившего архипастыря заметно и выпукло выступают две стороны: со-вне – честь, блеск и слава человеческая, а внутри – болезни, скорби и страдания, – сказал при погребении протоиерей Феодор Титов. – В самом деле, молодым человеком и совершенно неожиданно для себя и для других он получает высокую честь епископского звания и затем, снова неожиданно и поразительно быстро, он все более и более возвышается, пока, наконец, достигает самого высшего места в рядах иерархии всероссийской православной Церкви… А между тем, присмотритесь поближе и вы увидите и поразитесь, как много, глубоко и тяжко страдал в своей жизни почивший архипастырь. В раннем детстве он понес крест сиротства, потеряв своего отца, который был также убит, как и сам почивший. Получив высшее образование среди лишений, бедности и напряженного труда, он вышел на путь пастырского служения, но … в самом же начале его подвергся тяжкому, особенно в жизни священника, испытанию в виде вдовства. Затем следуют почести и быстрое возвышение, но рядом с ними идут жестокое злословие, непримиримая зависть, борьба и преследование… Последние дни жизни почившего архипастыря прошли на наших глазах, и мы все видели, как тяжко и незаслуженно страдал он, преследуемый человеческою злобою, которая не хочет успокоиться даже и в то время, когда ненавидимый лежит бездыханен…» (Прот. Феодор Титов. «Венок на могилу высокопреосвященного митрополита Владимира» – К., 1918. – С. 63).

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, так сказал о мученической смерти митрополита Владимира: "Конечно, судя по человечески, ужасною кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, что эта муче­ническая кончина Владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России".

 

Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим деянием от 4 апреля 1992 года причислил митрополита Владимира (Богоявленского) к лику святых новомучеников и исповедников Русской Церкви.


 
 

Разработка сайтов Alekcandrina.ru